Паденье - неизменный спутник страха...

Сознание своей правоты нам дороже всего в поэзии и, с презрением отбрасывая бирюльки футуристов , для которых нет высшего наслаждения, как зацепить вязальной спицей трудное слово, мы вводим готику в отношения слов, подобно тому как Себастьян Бах утвердил ее в музыке. Какой безумец согласится строить, если он не верит в реальность материала, сопротивление которого он должен победить. Задачи построения такой поэтики взяла на себя органическая школа русской лирики, возникшая по творческой инициативе Гумилева и Городецкого в начале года, к которой официально примкнули Ахматова , Нарбут , Зенкевич и автор этих строк. Очень небольшая литература по акмеизму и скупость на теорию его вождей затрудняет его изучение. Акмеизм возник из отталкивания: Попытка не удалась, акмеизм мировоззрением не занимался: Наоборот, можно создать школу одними только вкусами, без всяких идей.

Падение - неизменный спутник страха, И самый страх есть чувство пустоты. (Осип Мандельштам)

Но страх самый обычный, обыденный, будничный - страх остаться без денег, страх не угодить начальнику, страх перейти улицу перед быстро идущей машиной, страх, нисходящий до испуга, и испуг, восходящий к страху, - не воспринимается нами как что-то действительно низменное, отвратительное. Это вполне законный житейский страх, страхулечка, страшок. Но, в сущности, все это будет называться не страхом, а боязнью. Все остальное - страстишки. Страх велик в своей разрушительной силе.

стихотворению О.Мандельштама «Падение -. неизменный спутник страха» в следующий фрагмент из монолога Гонвила: Паденье неизбежно.

Я ласточкой доволен в небесах, И колокольни я люблю полет! И, кажется, старинный пешеход, Над пропастью, на гнущихся мостках Я слушаю, как снежный ком растет И вечность бьет на каменных часах. Но я не путник тот, Мелькающий на выцветших листах, И подлинно во мне печаль поет; Действительно, лавина есть в горах!

И вся моя душа - в колоколах, Но музыка от бездны не спасет!

Паденье — неизменный спутник страха (Мандельштам)/К 1916 (ДО)

И самый страх есть чувство пустоты. Кто камни нам бросает с высоты, И камень отрицает иго праха? И деревянной поступью монаха Мощеный двор когда-то мерил ты: Булыжники и грубые мечты — В них жажда смерти и тоска размаха! Так проклят будь готический приют, Где потолком входящий обморочен И в очаге веселых дров не жгут. Немногие для вечности живут, Но если ты мгновенным озабочен — Твой жребий страшен и твой дом непрочен!

В письме Мандельштама к Тынянову от 21 января года — таком шифры метафорики страх как много премудрости (например, бытописательский: «аббат Флобера и Золя», «спутник вечного . Будучи возведена на этот уровень, неизбежны Мандельштама с его обычной.

Ваш -адрес заблокирован, так как наши алгоритмы посчитали ваши действия похожими на действия робота. Если Вы не робот, просим написать письмо в службу тех.

Паденье - неизменный спутник страха (Осип Мандельштам)

Падение - неизменный спутник страха, И самый страх есть чувство пустоты. Кто камни нам бросает с высоты, И камень отрицает иго праха? И деревянной поступью монаха Мощеный двор когда — то мерил ты: Булыжники и грубые мечты - В них жажда смерти и тоска размаха! Так проклят будь готический приют, Где потолком входящий обморочен И в очаге веселых дров не жгут.

И страхом перекошенные лица. Ночных . Maximiliano О. Мандельштам Паденье - неизменный спутник страх ,

Кто камни нам бросает с высоты, И камень отрицает иго праха? И деревянной поступью монаха Мощеный двор когда-то мерил ты: Булыжники и грубые мечты - В них жажда смерти и тоска размаха! Так проклят будь готический приют, Где потолком входящий обморочен И в очаге веселых дров не жгут. Немногие для вечности живут, Но если ты мгновенным озабочен - Твой жребий страшен и твой дом непрочен!

Паденье — неизменный спутник страха

И самый страхъ есть чувство пустоты. Кто камни къ намъ бросаетъ съ высоты — И камень отрицаетъ иго праха?

МАНДЕЛЬШТАМ Осип. Отравлен хлеб, и Осип Мандельштам. Паденье - неизменный спутник страха, .. Как и я - он так же неизбежен. И ко мне.

Страница, которую вы пытаетесь посмотреть, не существует. Этому может быть несколько причин: Страница была удалена; Страница была перенесена в другое место; Страницы никогда не существовало, а вам просто дали неверную ссылку.

Осип Мандельштам. Паденье — неизменный спутник страха...

Людовик больше не на троне. И не рисую я, и не пою, И не вожу смычком черноголосым: Я только в жизнь впиваюсь и люблю Завидовать могучим, хитрым осам. О, если б и меня когда-нибудь могло Заставить, сон и смерть минуя, Стрекало воздуха и летнее тепло Услышать ось земную, ось земную

Мандельштам О. Собрание стихотворений - читать школьная электронная библиотека От неизбежного . Паденье -- неизменный спутник страха.

Где римский судия судил чужой народ - Стоит базилика, и — радостный и первый - Как некогда Адам, распластывая нервы, Играет мышцами крестовый легкий свод. Но выдает себя снаружи тайный план, Здесь позаботилась подпружных арок сила, Чтоб масса грузная стены не сокрушила, И свода дерзкого бездействует таран. Стихийный лабиринт, непостижимый лес, Египетская мощь и христианства робость, С тростинкой рядом — дуб, и всюду царь — отвес.

Но чем внимательней, твердыня , Я изучал твои чудовищные ребра,- Тем чаще думал я: И в замешательстве уж объявился чтец, И радостно его приветствовали: Я так и знал, кто здесь присутствовал незримо:

"Паденье - неизменный спутник страха..."

Тугие паруса Бесшумное веретено В морозном воздухе растаял легкий дым В огромном омуте прозрачно и темно В Петербурге мы сойдемся снова В Петрополе прозрачном мы умрем В разноголосице девического хора

Когда-то Надежда Мандельштам, вдова поэта Осипа Мандельштама, Мои страхи – это именно такое одиночество. не отразились ни падение Берлинской стены, ни стремительный развал Они лишь неизбежные спутники человеческих бедствий, а бедствия почти все рукотворны.

Если вы не нашли нужного сочинения или анализа и Вам пришлось таки написать его самому, так не будьте жмотами! Опубликуйте его здесь, а если лень регистрироваться, так пришлите Ваш анализ или сочинение на . Поделись знанием с миром!

Осип Мандельштам. Нежнее нежного...